«Ковчег надежды» в Приморье помогает мамам без дома и планов на жизнь

«Ковчег надежды» в Приморье помогает мамам без дома и планов на жизнь

«Ковчег надежды» единственный в Приморье центр, где одиноким мамам дают жилье, помогают устроиться на работу и сохранить родительские права. Александр Сергеевич Витальев руководит центром два года, за это время из-под его крыла «выпустились» полсотни счастливых, самостоятельных мам. «Больше всего горжусь, когда девочки с любовью вспоминают время, проведенное в приюте. Значит, не зря это все, не зря», — добавляет он.

Родительское плечо

У Тани в колыбельной много разноцветных игрушек

Заголовок

Александр Сергеевич бесшумно идет по коридору и заглядывает в одну из комнат. «Чей там кричит?» — полушепотом спрашивает он. Юная Маша с малышкой на руках тихонько отвечает: «Танюшку разбудили, сейчас не уснет».

Маша стала мамой, когда ей едва исполнилось восемнадцать. Сейчас она умело пеленает и убаюкивает своего ребенка. Как и большинство жительниц приюта, Маша — сирота. У нее нет ни семьи, ни дома, ни денег. «Ковчег надежды» (его открыла общественная организация «Живая надежда») — единственный в Приморье центр, где таким девушкам помогают остаться мамой для своего ребенка. Туда обращаются те, кто пока не могут обеспечить свое дитя и находятся на грани лишения родительских прав. Им бесплатно дают жилье, обеспечивают продуктами и «будят» любовь к ребенку. Как подарить малютке чувство защищенности, мамы понимают не сразу, потому что сами его не испытывали.

—  Вы, наверняка, любимы своей семьей и у вас есть плечо, на которое можно опереться, — руководитель «Живой надежды» Александр Сергеевич не сомневается в моем положительном ответе. — Расти в ласке и заботе — это счастье. Его в жизни наших девочек, к сожалению, не было. Мы становимся для них семьей, помогаем стать самостоятельными и полюбить своего ребенка. Это сложно, когда в детстве не было такого примера.

Оплот  защиты

«Ковчег надежды» располагается в двухэтажном коттедже с мансардой

Заголовок

Центр «Ковчег надежды», двухэтажный дом в пригороде Владивостока, скрыт от посторонних за воротами.

— Наши двери всегда открыты для попавших в беду девушек. Тут, где нет любопытных глаз, они чувствуют себя в безопасности, — говорит Александр Сергеевич.

За воротами — качели, более десяти колясок, детские машинки, велосипеды и небольшой огород, где девочки выращивают помидоры, морковь и свёклу. В доме есть все, что нужно для жизни — уютные комнаты, столовая, санузел, прачечная, а также специальное помещение, где отмечают дни рождения и новый год. У девочек есть свои спальни, но, говорит руководитель центра, скоро места закончатся.

—  Проблема вторичного сиротства — когда мама, которая росла в детском доме, отдает туда своего ребенка — увы, вечная,  но мы помогаем, как можем. Каждый год в России десятки тысяч мамочек лишают родительских прав. Многие из них заслуживают второго шанса, и мы его даем, потому что верим — они справятся, — рассказал директор «Живой надежды».

В доме действуют правила — девочки сами готовят, убирают. Строго запрещено пить и курить. Еще одно важное требование — никакого общения с бывшими папами. Оно, как показывает практика, не приводит ни к чему хорошему.

— Несколько лет назад беременная Наташа ушла от мужа, который плохо к ней относился — бил и унижал. Она уехала из Армении и, пройдя у нас реабилитацию, вновь вернулась к тому мужчине. История повторилась, и вот она снова у нас, воспитывает уже второго ребенка, — рассказывает психолог Наталья Разумовская. — Девочки очень доверчивые, и когда встречают мужчину, забывают обо всем на свете. Они уверены, что спутник их не предаст, поможет им.

Быть взрослой

Наташа с сыном недавно вернулись из поликлиники

Заголовок

Каждой девушке, которая приходит в центр, помогают оформить документы, регистрируют по месту пребывания (как и ребенка). Сейчас, например, борются за разрешение на временное проживание для русской мамы с детьми из Украины, которые вернулись на родину по программе переселения соотечественников. Часто мамы оказываются на пороге «Ковчега» с одним паспортом (а то и без), без регистрации и полисов, а поэтому никаких социальных выплат не получают.

— Это для нас с вами просто — пришел в какое-то госучреждение, написал заявление, вернулся в назначенный день и забрал документы,— уточняет психолог. — А они привыкли, что в детском доме за них все решают, им не нужно самим заботиться о себе. Это, конечно, не их вина, но быть взрослой тоже надо учиться.

Вместе с Натальей девушки составляют план на ближайший год. Например, юная мамочка Саша хотела стать парикмахером. Ей, чтобы исполнить мечту, предстояло сдать экзамены и получить среднее образование.

— Саша родила в 15 лет, по закону ее малыш должен был отправиться в детский дом, — говорит специалист. —Мы нашли опекуна для ребенка и для самой мамочки. Когда ей исполнилось 16, она переехала к нам. Мы готовились с ней к ГИА — восьмой и девятый класс Саша из-за рождения ребенка практически пропустила. Но у нас все получилось, сдали успешно, сейчас она учится в колледже на парикмахера.

Некоторые девочки уже работают. Несколько мам заняты на хладокомбинате: одна занимается упаковкой, а две другие — уборкой. Так они откладывают на свое будущее: зарабатывают пусть и маленькие деньги, но, главное, своим трудом. Они становятся частью общества, такими же, как все: заводят друзей, учатся общаться с начальством и быть в коллективе.

Спасительное судно

На территории приюта стоят коляски, машинки и велосипеды

Заголовок

Общественную организацию «Живая надежда» и центр «Ковчег надежды» основала жительница Новой Зеландии Рейчел Пирс (Хьюз). Она приехала преподавать в ДВГУ, но один случай перевернул как ее жизнь, так и судьбы матерей и их ребят. В далеком 1997 году беспризорный мальчик попытался ограбить ее. Она купила ему поесть и привела в свой дом, стала ходить на вокзалы и помогать бедным детям. Она организовала в своем доме приют, а позже и организацию «Живая надежда» (1999 год). В 2013 году иностранка помогла выкупить дом, где находится приют.

Как говорит Александр Сергеевич, основательница приюта — весьма состоятельная дама, поэтому раньше проблем с финансированием не было. Сейчас она вернулась на родину, в Новую Зеландию, вышла замуж и родила ребенка. Здание хотела продать, но Александр Сергеевич решил, что проект должен жить, и предложил свою помощь. Вот уже два года он руководит «Живой надеждой», а детям посвятил без малого сорок лет.

— Я работал педагогом, директором в одной из лучших школ Владивостока, а в двухтысячном году меня пригласили возглавить общественную организацию «Маяк», мы помогали ребятам с непростой судьбой. С детской болью я знаком много лет и не понаслышке знаю, что значат слова из  Достоевского «Самое страшное  — когда человеку некуда пойти», — поделился Александр Сергеевич. — Историй было столько, что выделить одну даже не получается. Как-то мы подобрали мальчика с рынка на Луговой. Поспать в чистой постели и тепле было лучшим подарком для него. Таких примеров сотни, однако помочь удалось не всем — некоторые потом возвращались к нищете и одиночеству.

«Сладости едим раз в полгода»

Девушки живут в просторных светлых комнатах

Заголовок

«Ковчег надежды» держится только за счет пожертвований, постоянных спонсоров и поддержки от государства у центра нет. Поэтому считать приходится каждую копейку и, конечно, быть благодарным каждому, кто не прошел мимо чужой беды. Сто рублей — это в среднем килограмм макарон или гречки, тысяча — сытное мясо, молочные продукты и смеси для детей. На еду сейчас жертвуют охотно, привозят продукты. Но стол бывает богатым не всегда. Как-то один супнабор «разошелся» на обед и ужин для двадцати человек. О вредных «вкусностях» даже говорить не приходится.

— Что такое сладости, мы вообще не знаем, — говорит Александр Витальев. — Мы не можем себе их позволить, так что шоколад и конфеты едим раз в полгода, по праздникам, когда приносят.

В центре сейчас собирают деньги на ремонт спален, чтобы открыть новые комнаты. Также планируется, что там откроют социальный детский сад, куда девушки, которым не с кем оставить ребенка, смогут обратиться за помощью. Пока они работают, с ребятами будут сидеть мамочки из приюта. Чтобы осуществить задуманное, «Ковчегу надежды» нужны десятки тысяч рублей.

Еще одна проблема — счета за «коммуналку». Сейчас, например, над домом «висят» 15 тысяч рублей за электричество. На оплату налогов жертвуют еще меньше, а на зарплаты для сотрудников центра ничего не остается.

— Идет третий месяц, как нам не с чего платить зарплату, — говорит психолог центра.  — Но, знаете, если бы я хотела зарабатывать, то ушла бы в другое место работать. Некоторые говорят, что мы должны помогать девочкам бесплатно, но работники «Ковчега» — это тоже люди, мы тоже хотим есть. Если бы у меня был муж-миллионер, то, мне, конечно, и не нужна бы была зарплата, я бы сама жертвовала деньги. Самое главное, что мы действительно спасаем детей и их мам. Когда видишь, как девочки меняются, забываешь, что нам и самим непросто.

«Что же, оставить их в беде?»

За последние два года выпускницами приюта стали десятки девушек

Заголовок

— А кто, если не мы? — Александр Сергеевич вопросительно вскидывает седые  брови. Он совсем не считает себя героем, а просто «делает все, что в его силах».

— Работаем не за страх, а за совесть, — говорит руководитель Центра.— Вот представьте, мы сейчас закроем двери на замок, выставим объявление о продаже дома и куда же нам девать всех этих девушек, которые только благодаря нам встают на ноги? Некоторые говорят, мол, государство должно всем помогать, в том числе и сиротам с детьми. Ну, а если у государства не получается? Что же теперь, оставить их в беде?

У Александра Сергеевича к мамочкам и их детям отцовские чувства. Он благополучно воспитал двух дочерей и сейчас заботится обо всех, кто живет в центре. Особенно гордится теми, кто не забывает о приюте даже после выпуска и с любовью вспоминает время, проведенное в этом доме. За два года, которые Александр Сергеевич руководит центром, таких девушек уже более полусотни. Они заходят в гости, оставляют своих детей, пока сами на работе, проведывают подруг и говорят простое человеческое «спасибо».

— Наша Ксюша (имя изменено) с малышом скоро покинет приют. Как у почти всех наших постоялиц, у нее не было ни семьи, ни квартиры, ни денег. Сейчас она работает и, как детдомовская, скоро получит свое собственное гнездышко. Она стала хорошей мамой. Правда, старая любовь к заварной лапше и селедке осталась, от нее не отучили, — улыбается руководитель «Ковчега надежды».

Мы договариваем, и Александр Сергеевич спешит готовиться к приезду новой мамы. Про себя он говорит твердо — не сможет уйти на пенсию, пока в помощи нуждается хотя бы одна мама с ребенком. И еще раз добавляет: «А кто, если не мы?».

Надпись неподалеку от входа в дом

Заголовок

 

Нравится
Не нравится
Данная страница не является официальной и новость может быть не достоверной, т.к. скопирована роботом с другого ресурса, на котором в данный момент новость могла быть удалена и исправлена ошибка.

2 комментария

Ольга
15:52
Телефон для связи с приютом «Ковчег Надежды» 8 902 555 87 63. Ждем всех нуждающихся одиноких мам в нашем доме.
Ольга
15:54
Также есть наш сайт living-hope.ru или живая-надежда. рф Это сайта «Ковчега надежды»
Загрузка...