Режиссер Сергей Соловьев: «Первую треть моей жизни меня выгоняли со всех киностудий как профнепригод

Сергей Соловьев на нынешнем кинофестивале «Меридианы Тихого» представил свою новую картину «Ке-ды», также был показан другой фильм режиссера «Нежный возраст»
Режиссер Сергей Соловьев: «Первую треть моей жизни меня выгоняли со всех киностудий как профнепригод

Сергей Соловьев на нынешнем кинофестивале «Меридианы Тихого» представил свою новую картину «Ке-ды», также был показан другой фильм режиссера «Нежный возраст». Корреспондентам VL.ru удалось немного пообщаться с мэтром российской киноиндустрии.

— На этом кинофестивале вы представили новую киноленту «Ке-ды». Это кино молодежное, равно как и ваша предыдущая работа «Одноклассники», а вы уже умудренный опытом человек. Чем вам так интересна молодежная тематика?

— Мне люди вообще интересны до той поры, пока они ощущают себя молодыми. Я убежден, что наиболее полезный возраст — с 10-12 до 22-24 лет. Это возраст, когда в твоем сознании созидается мир. И ты один из его созидателей. Дальше начинается уже инерционная жизненная работа, когда тебе практически все ясно. Когда мне говорят о кризисе 30-летнего возраста, мне это неинтересно. Хотя, например, в картинах Антонионе все герои 35-45-летние, но я другой человек.

— В киноленте «Нежный возраст» ваш сын выступил в роли сценариста…

— … Да никем он не выступил! Мы просто застряли на даче, потому что кончился бензин и ждали, когда привезут топливо. И между делом я спросил: «А вот твой приятель по школе, как он живет?». Сын ответил, что приятель умер, его убили в перестрелке, а дальше стал рассказывать ошеломительные истории. Мне казалось, что я все знаю про его школьную жизнь, что он получает там двойки, тройки, пятерки и все нормально… А когда сын стал говорить, что происходило с их поколением, у меня волосы на голове встали. Я мог ожидать чего угодно, только не этого. Это мы их запихнули в эту безумную яму общественных изменений. Я обалдел настолько, что мы за неделю написали сценарий. Это был целый колоссальный мир. Так что я не пристроил профессионально сына «корябать» сценарий, а воспользовался удивительной системой жизни близкого мне человека. Вот в чем был номер этой картины. Сейчас ее будут показывать, и я очень рад. Меня часто спрашивают, а какая картина ваша любимая, а я не знаю. Тем не менее, из всех «Нежный возраст», наверное, самая любимая.

Почти все фильмы, которые я снял, а это 20 или 22 фильма — они случайны. Это стечение обстоятельств. Они очень жесткие и нетерпимые. Ты чувствуешь, как они толкают тебя в спину прямо к гибели. Но нужно бороться. Первую треть моей жизни меня выгоняли со всех киностудий как профнепригодного. Я снял в самом начале на «Мосфильме» кино «Егор Булычев и другие» с Ульяновым в главной роли. Все казалось хорошо, а министр культуры тогда вопрошал: «Кто дал Соловьеву лицензию на отстрел классики?! Гоните его в шею!». Меня выгнали из кино, на телевидение. Там поручили снять «Станционного смотрителя». Но сценария не было и его надо было написать за пятницу и выходные. Я понял, что это мой шанс, и сделал сценарий. Потом снял кино и с телевидения меня также выгнали, сказав, что то, что я сделал это графомания. Далее решил снимать кино про пионеров «Сто дней после детства», подумав, что за пионеров уж точно никуда не выгонят… А после «Станционный смотритель» получил гран-при в Венеции и все повернулось в обратную сторону.

— Вы были председателем союза кинематографистов, снимали кино в Советском Союзе, снимаете его уже в современной России. Как изменилось российское кино? В целом, по вашему мнению, оно стало лучше, хуже, может застопорилось в развитии?

— Все кино стало намного хуже, не только наше. Эти перестройки и непонятки самих себя дали такой результат. Сейчас приезжаешь на крупный международный фестиваль, а там кроме красной ковровой дорожки больше ничего нет. Какие-то отсветы былой славы. Я три раза был членом жюри Венецианского кинофестиваля. Там лично я открыл Кустурицу. Он был неизвестным югославом, которого за его киноленту отправили в армию чистить говно, а я этот фильм вытащил на фестиваль. Это была одна из самых великих картин мира «Помнишь ли ты Долли Белл?» (приз за лучший дебютный фильм и приз FIPRESCI Каннского кинофестиваля — прим. VL.ru). О Кустурице тогда никто не знал и даже фамилию его произнести правильно не мог.

— Во Владивостоке также ничего для себя не почерпнули нового?

— Найти что-то новое — редкость. Я на это уже не надеюсь. У меня у самого есть кинофестиваль в Ханты-Мансийске и отборщики очень хорошие. Мы ищем эти дебюты, но Кустуриц нет.

— Известно, что в детстве вы бывали в Северной Корее, играли с Ким Чен Иром и даже, как говорили в интервью, по детски дрались с ним. Это правда?

— Не может этого быть, чтобы я дрался с Ким Чен Иром. Он старше меня на три года. Мы действительно много времени проводили в месте. Но о том что мы дрались — это легенда моей мамы, которая спрашивала: «Зачем ты его задираешь? Отойди от него». Если бы я подрался, то он бы меня соплей перешиб…

Нравится
Не нравится
Данная страница не является официальной и новость может быть не достоверной, т.к. скопирована роботом с другого ресурса, на котором в данный момент новость могла быть удалена и исправлена ошибка.
11:40