«Стена», которая всех удивила

Премьера спектакля «Стена» на сцене Приморского академического театра имени Горького прошла не просто с успехом, а с феноменальным успехом! 10 минут аплодировала восторженная публика, не отпуская актеров и режиссера.
«Стена», которая всех удивила
Премьера спектакля «Стена» на сцене Приморского академического театра имени Горького прошла не просто с успехом, а с феноменальным успехом! 10 минут аплодировала восторженная публика, не отпуская актеров и режиссера.

Но Ефиму Звеняцкому, главному режиссеру и художественному руководителю театра имени Горького, на лаврах почивать некогда: через пару дней открывается кинофестиваль, которым он руководит, а следом – 23 сентября – открытие театрального сезона… Жизнь кипит!

– Ефим Семенович, трудно далась постановка «Стены»?

– Очень. Сейчас я чувствую себя просто без сил, вымотанным, а надо ведь быстро восстановиться, впереди фестиваль.

Этот спектакль, как и «Крейсера», создавался мною и всеми актерами прямо здесь, на сцене театра.

Все мы ходили вместе по неведомым тропам, сочиняя пьесу. Роман «Стена» (напомним: он посвящен обороне Смоленска от поляков) прекрасен, но он направлен на молодежную аудиторию, а мы опрокинули его на зрителя самых разных возрастов. И это было непросто.

Впрочем, поскольку не первый год в профессии и знал, что постановка дастся трудно, собрал прекрасную команду: сценограф Владимир Колтунов, художник по костюмам Андрей Климов, художник по свету – лауреат премии «Золотая маска» Сергей Скорнецкий (Москва), балетмейстер Надежда Дроздова, постановщик сцендвижения Алексей Потапов (Москва), консультант по рукопашному бою Андрей Салматов, консультант по оружию Алексей Свидрицкий (Новосибирск). Да, я умышленно набирал команду аж в 16 человек, чтобы каждый отвечал за тот манок, которым сам не владею и который может привлечь зрителя. Я страховался, собирая профессионалов для профессионального искусства.

И это сработало, каждый из членов команды отдал себя целиком – и зритель это почувствовал. И вот еще что. У моих артистов, у цехов театра в этом году фактически не было отпуска, мы работали все лето по 8-10 часов в сутки, и низкий им поклон за этот огромный труд.

Артисты мне поверили

В итоге получилась постановка, которая задевает в человеке струны души, которые всегда очень тонко откликаются: любовь к Родине, например…

Знаете, как радостно видеть, как студенты института искусств, которые, будем честны, далеко не всегда блещут знаниями, за месяцы репетиций «Стены» вдруг повзрослели, поняли, какая история у государства Российского, как им нужно гордиться и почему.

– Волновались по поводу того, что скажет о спектакле автор – Владимир Мединский?

– Да. А как же? Я помню историю, случившуюся много-много лет назад, когда был еще начинающим актером. В театре ставили спектакль по роману местного автора, и вот на премьере, когда режиссер вывел автора на сцену, тот подошел к рампе, прервал аплодисменты и сказал: «Аплодировать тут нечему, я ЭТОГО не писал!». И ушел. Чуть не полвека прошло, а помню, какой это был конфуз и крах.

Конечно, мне важен был отзыв автора романа. И то, что он пришел на премьеру (так ли много в России театров, куда приходит министр культуры?) и оставил очень теплый отзыв, подписав его «ваш зритель Владимир Мединский», очень приятно. Конечно, этим нельзя бахвалиться, но все же…

Прекрасно понимаю, что отзывы о спектакле будут разными, что многие, критично настроенные к персоне министра культуры и его произведению, априори осудят постановку. Я готов, пожалуйста. Но мы создали прекрасный спектакль, и если вы его не видели – не судите, воздержитесь.

Кстати, наша постановка создавалась без какого бы то ни было участия Минкульта, мы все делали своими силами.

– Вы бы хотели показать «Стену» в Москве, например?

– Ну, если вы нас туда отвезете (хохочет)… Конечно, это было бы неплохо, интересно.

Думаю сыграть благотворительный спектакль «Стена» – в помощь людям, пострадавшим от стихии. Не знаю еще точно, отдадим сбор за спектакль в фонд помощи или пригласим в зал людей, которых эвакуировали из затопленных сел и временно поселили в пунктах размещения, но каким-то образом театр обязательно поучаствует в деле помощи.

– Театр входит в новый сезон, в котором легче жить не стало.

– Ни на йоту! Наоборот, стало еще труднее. То тут немного финансирования срежут (300 тысяч вроде мелочь, а поди-ка), то стоимость аренды земли вокруг театра поднимут в разы… В общем, то там укусят, то тут. И разговор один: вы автономное учреждение, вот и зарабатывайте. А театр – ни один театр – не в состоянии сам себя окупить и заработать. Мы очень нуждаемся в финансировании на новые спектакли, рекламу, гастроли, но его нет.

Есть ли при этом оптимизм? А как же! Мы же 90-е годы прошли, выжили, так что и это переживем. Наш первый помощник – зритель. Он не разочаровался в нас, он нам верит. В следующем году нам 85 лет, и все лучшее – впереди!

Фестиваль: бедные, но еще не нищие

– Ефим Семенович, немного о «Меридианах Тихого». Уже второй год фестиваль, как и вся страна, живет в условиях кризиса. Вы чувствуете это влияние?

– Конечно. Мы не получаем финансирования в должной мере, а это никак не может помочь развитию кинофестиваля в целом. И если обратить внимание на рост курса валют и на тот факт, что мы – кинофестиваль стран АТР, что к нам прибывает множество участников и гостей из-за границы, то можно понять, как нам непросто сводить концы с концами.

Но, с другой стороны, желание противостоять влиянию кризиса, желание проявить себя с лучшей стороны, сделать все вопреки сложностям у нашей команды очень сильно. Я часто повторяю: мы бедные, но не нищие.

– Вы сами отсматриваете фильмы, которые приходят в адрес фестиваля?

– Разумеется. Ведь я художественный руководитель фестиваля. Возможно, то, что вникаю во все детали, и мешает отборщикам, но… Иногда говорю: «Нет» или «Давайте про этот фильм еще подумаем…». Ведь, в конце концов, я несу персональную ответственность за творческую составляющую кинофорума. И мне не должно быть стыдно приглашать на показы фестиваля своих друзей с семьями, с детьми. Но скажу честно: использовать право вето приходится нечасто, потому что команда у нас сильная, профессиональная.

Мой подход таков: если в программе один бесконечный негатив, прикрываемый криками «а зато мы покажем то, что никто не показывает!» – это тупиковый путь. Тем, что показываем, мы должны приумножать количество доброты в мире, и это для меня принципиально.

Смотрю много фильмов, приходящих в адрес фестиваля, и порой даже устаю от этого – так много неинтересного присылают! И среди этой массы бывает непросто найти то, что действительно стоит показать людям.

– В этом году на фестивале просто звездный десант: Лунгин, Соловьев, Бондарчук, Хотиненко, Разлогов… Как вам удалось?

– А это к разговору о том, что у «Меридианов Тихого» свое реноме и в России, и в мире, что он на виду. К нам едут потому, что о нас слышали хорошее и доброе; потому что кто-то у нас уже был и остался очарован и фестивалем, и городом, и его атмосферой. И суть нашей работы в том, чтобы гости фестиваля, уезжая, увозили с собой только приятные впечатления и рассказывали о нас только хорошее. И тогда каждый год в дирекции будет раздаваться: «Хотиненко дал добро? Ура! Бондарчук согласился? Ух ты!». Замечу, что и председатель жюри, и президент фестиваля, и другие именитые гости едут к нам бескорыстно, да еще и с расписанием мастер-классов, дискуссий, круглых столов…

Да и сам Владивосток стал заметным. Когда мы начинали, многие и знать не знали, что есть такой город. А теперь здесь прошел саммит АТЭС, проходят регулярно ВЭФ, другие форумы, город буквально рванул вперед, стал развиваться… Это качественные изменения. И они всем очевидны. Лично я в восторге от того, как изменился Владивосток за последние годы. Вот открыли океанариум. Произносишь это слово – и очень радостно!

Разумеется, мы договорились с океанариумом, там будет экскурсия для гостей «Меридианов».

В общем, при общей нестабильности глубоко стабильно одно: присутствие «Меридианов Тихого» на дальневосточной земле.

– Ефим Семенович, вы киноман?

– Нет. Но кино привело меня в театр. В детстве смотрел в кинотеатрах то, что сегодня называется старым добрым советским кино, смотрел на лица великих актеров, копил монетки, чтобы купить открытки с их портретами, и мечтал стать артистом. Так что кино привело меня в театр, и я ему за это благодарен.

Но киноманом назвать себя не могу. И пусть меня называют консерватором, скажу: я вырос на фильмах, которые смотрел весь Советский Союз – от комедий Леонида Гайдая до великих эпических лент Сергея Бондарчука. И они сформировали мой вкус. И я бы эти ленты добавил во все образовательные программы вместе с лентами Антониони, Феллини…

Знаете, очень важно не быть манкуртом, важно сохранять то, что было сделано до тебя. Убежден: нас очень сильно портит американское кино. Вы меня можете ругать, но невозможно же смотреть это… Кинотеатры забиты трухой, не киноискусством, а кинозарабатыванием. Да, есть в Голливуде великие актеры, но где кино, которое в полной мере раскрыло бы их талант? Почему в наших кинотеатрах каждый день прокручивают фильмы, названия которых даже не остаются в памяти? И целое поколение детей выросло на этом. Знаете, они не наедятся таким. Да, другого они не знают, но на то и существует наш кинофестиваль, например, чтобы научить их другому кино. Поэтому у нас в программе такие великолепные ретроспективы, такая большая подборка «Семейного кино». Иначе нельзя. Мы не можем быть взращены на попкорне, я не принимаю кино, которое не порождает никаких настроений, никаких движений души. 

Автор: Любовь БЕРЧАНСКАЯ

Данная страница не является официальной и новость может быть не достоверной, т.к. скопирована роботом с другого ресурса, на котором в данный момент новость могла быть удалена и исправлена ошибка.
01:00